Картинки и слова: Красивые картинки со словами (38 фото) • Развлекательные картинки

Содержание

Ю.Г. (Южные Головорезы) — Картинки

Картинки

Вот истории… простые, как медный пятак,
Повествующие нам о том, что бывает так…
Как обычно происходит и наоборот…
О том, что всё идет совсем не так, как надо…
Первый кадр… Крупный план… Свет, камер мотор…
Улица… фонарь…аптека… трое… разговор…
Вечер… Осень… дождь… Резкие тона и фразы…
От отъезжающей машины выхлопные газы…
Смена перспективы… Один из трех в своей берлоге…
Телевизор… Продавленный диван… Исколотые ноги…
Банка с бычками… Полка с кассетами…
Кадр в зеркале: зрачков почти что нет…
Старые обои в люминесцентном свете…
Слышно как орут соседи сверху… Снизу плачут дети…
Взгляд, застывший на стене, ищет что-то без успеха…
Слишком мало поводов для смеха…
Медленно отъехав, камера показывает нам
Телевизионный экран… Центральный канал…
Новости без звука выглядят нелепо,
Озаряя вспышками атмосферу склепа. ..
Комментарии излишни… Входит всевышний…
Он в потертой куртке… Ищет побольше окурок…
Находит… Закуривает… Садится на диван рядом… Берет парня за запястье…
Экран гаснет…

Снова спина бога… Он в халате убогом…
Военный госпиталь… интерьер унылый и строгий…
Камера смотрит в проход между коек…
Врач завершает обход… Устал и спокоен…
Койка у окна: четыре капельницы, две растяжки…
Масса бинтов… гипса… Второй герой выглядит кисло…
Рядом сидит пожилая женщина – это мать… Плачет…
Пациент в коме… она знает, что это значит…
Врач смотрит бумаги… Бог стоит и курит…
На тумбочки у койки билет в небесное царство…
Запах лекарств и гниющего тела почти материален…
Глаза врача… Он печален…
Говорит что-то бодрое матери… Подходит к кровати…
Щупает пульс молча… Бог окурок топчет…
Показывает доктору на часы.

.. головой качает…
Тот кивает и уходит… Мать глаз с больного не сводит…
Ретроспектива…
Участковый говорит пацану веско,
Что его выбор между двумя лишь повестками…
Тот выбирает служить, а не сидеть…
Смеется: не хочет умереть… Это страшно ведь…
Идет нарезка кадров… В руках повестка, медосмотр, сборный пункт, ТМБ и сразу резко…
Разрушенный город… Пламя… Взрывы… Кровь… Больничная койка…
Мать… Доктор… Бог… Остался один из тройки…

Экран гаснет… Появляется надпись: прошло несколько лет…
Загорается свет… кухня… последний герой…
У него запой… Жена в бигуди и халате…
Вопит матом на него истошно… и бьет посуду…
Он огрызается среди пеленок и полотенец…

В единственной комнате рядом орёт младенец…
Ему семь месяцев… И он причина их брака…
Камера снова в кухне… назревает драка. ..
В приступе белой горячки парень хватает нож…
Жена орёт: «Люди! Убивают! Не трожь!»
Крупным планом… Медленно… Взмахи, брызги крови…
Снова взмахи… Свадебные фотографии…
Новый ракурс… тишина… серое лицо…
Входит Бог… поднимает обручальное кольцо…
Переступает через тело… Открывает холодильник…
Смотрит внутрь… Там пусто… Вздыхает грустно…
Третий герой встает и идет к окну…
Бог с сомненьем уступает дорогу пацану…
Комбинированные съемки… В глазах ребенка
Отражается неспеша полет с девятого этажа…
Это плавно переходит в репортаж вечерней хроники…
Журналист… На заднем плане выносят покойников…
Соседка с малышом на руках… Бог… И небо за ними чуть видно…
Экран тихо гаснет… Конец фильма… Титры…

Егор Крид — Девочка с картинки текст песни и слова, lyrics


Слушать аудио версию онлайн.

Слова песни
Егор Крид — Девочка с картинки

Эта девочка с картинки, мне так
нравятся
На волосах её резинки, только не делите
нас на половинки
Я люблю её, она любит вечеринки
(Моя девочка, эта девочка с картинки)

Какое нафиг платье? Ей по душе
спортивки
Ты вышел с чата, это для неё ошибка
Она уйдёт, от памяти оставив лишь
обрывки
Зайдёт на пати и там соберёт все
сливки

Эта девочка — топ, круче чем фотошоп
В сердце пулю, как glock, ты для неё не
готов
Тебе в голову лезет эти строки для
песен
Она не рядом, да, бесит, но раз
влюбился — добейся

Эта девочка с картинки, мне так
нравятся
На волосах её резинки, только не делите
нас на половинки
Я люблю её, она любит вечеринки
Моя девочка.

Эта девочка с картинки, мне так
нравятся
На волосах её резинки, только не делите
нас на половинки
Я люблю её, она любит вечеринки.

Моя девочка, эта девочка с картинки

Какие нафиг туфли? Ей по душе

кроссовки
Ты не узнаешь где её татуировки
Она уйдёт, ей так плевать на все твои
уловки
Но я же знаю, что у нас будет в концовке.

Я люблю её тело, сладкое, будто Нутелла
Снимаю с неё margiela, всё внутри
онемело
Эта baby — мечта, ты такая одна
Но в одном ты права — между нами
провал.

Эта девочка — топ, круче чем фотошоп
В сердце пулю, как glock, ты для неё не
готов
Тебе в голову лезет эти строки для
песен
Она не рядом, да, бесит, но раз
влюбился — добейся.

Эта девочка с картинки, мне так
нравятся
На волосах её резинки, только не делите
нас на половинки
Я люблю её, она любит вечеринки
Моя девочка.

Эта девочка с картинки, мне так
нравятся
На волосах её резинки, только не делите
нас на половинки
Я люблю её, она любит вечеринки
Моя девочка.

10 апреля 2020 года.

Карточки слова и картинки | mamadelkimamadelki

Эти карточки я начала делать еще до рождения Димы, как только узнала, что беременна. Да-да, не удивляйтесь! А заниматься по ним мы начали с трех месяцев. Показывала их наравне с карточками для чтения и математики компании Умница. Но эти карточки не только показывают слово, но и картинку. И Диме они очень нравились!

Понимаю, что сейчас многие делают подобное, поэтому не спешила их предлагать. НО у меня в них есть одна особенность, которую многие из вас заметят уже на картинке. Слова написаны не чёрным и даже не красным цветом, как положено в методике Домана, а зелёным и чёрным, притом и разными оттенками зелёного. Для чего это? Вот об этом и хочу рассказать подробнее.

Раньше я уже писала, что чуть позже мы занимались и

по таблицам и кубикам Зайцева. И подобное чтение слов – это его методика. Что это дает? Чёрным цветом – выделяется ударный слог. – это дает возможность ребенку сразу читать слово с правильным ударением, ведь не секрет, что для усвоения малышами это один из сложных разделов нашего языка. А оттенки зелёного дают разделение на склады, из которых легко собрать слово с помощью кубиков со складами.

Что входит в состав? Я просто перечислю разделы, и вы поймете, что охвачено все, что интересно маленьким деткам. У меня все эти карточки хранятся в коробке с разделителями по темам, чтобы было удобнее искать.

  1. Времена года
  2. Грибы
  3. Деревья плодовые
  4. Деревья
  5. Детеныши
  6. Домашние животные
  7. Драгоценные камни
  8. Звери жарких стран
  9. Звери леса
  10. Звери севера
  11. Игрушки
  12. Инструменты
  13. Комнатные растения
  14. Космос
  15. Кустарники
  16. Ландшафты
  17. Мебель и домашняя техника
  18. Музыкальные инструменты
  19. Насекомые
  20. Обитатели моря
  21. Обитатели реки
  22. Обувь
  23. Овощи на грядке
  24. Одежда
  25. Орехи
  26. Полезные ископаемые
  27. Посуда
  28. Приборы
  29. Природные явления
  30. Продукты
  31. Профессии
  32. Птицы
  33. Спорт
  34. Травы и злаки
  35. Транспорт
  36. Формы
  37. Фрукты
  38. Цвета
  39. Цветы полевые
  40. Цветы садовые
  41. Части тела
  42. Ягоды

Кому будут полезны эти карточки? Думаю, вы уже догадались из моего описания! Как для малышей, так и для деток, которые учатся читать.

Советую распечатывать их сразу на плотной бумаге. Если такой в продаже у вас нет, то просто купите бумагу для черчения.

Вам будет интересно:

Запись опубликована в рубрике Учимся читать. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Текст песни Рычаги Машин — Картинки, слова песни Рычаги Машин

Здесь вы найдете слова песни Рычаги Машин — Картинки. Наши пользователи находят тексты песен из различных источников в интернете, также добавялют самостоятельно. Вы можете скачать текст песни Рычаги Машин — Картинки и его перевод. Также вы можете добавить свой вариант текста «Картинки» или его перевод для сайта Pesni.net!

Картинки цветные, перед глазами твоими
Как на экране пролетают меньше чем за секунду

Кадр номер один эта белая как снег пелёнка
Радостная мать прижимает к себе своего ребёнка
Он слышыт её слова, чувствует её тепло

Его первый взгляд на мир — это счастье, свет, забота
Его первые сделанные шаги на кадре под номером два
Первые сказанные слова на кадре под номер три
Слова папа, мама и своё имя конечно же тоже
Но почему-то слово папа теперь звучит всё реже
Мать всё чаще одна, сошла улыбка с её лица
Ну а время летит кадр номер четыре её ребёнок без отца

Картинки цветные, перед глазами твоими
Как на экране пролетают меньше чем за секунду

Кадр номер пять это синее небо сентября
С которого сыпется тебе под ноги разноцветная листва
И не совсем понятно, то ли радость, то ли страх.
Школа — сегодня это слово ты догоняешь в первый раз,
Первая полученная двойка на кадре под номером шесть
Горечи на глазах слеза — это всё ерунда

Время пролетит ты всё оставишь позади,
Ведь это лишь начало большого пути
То ли ещё будет впереди.
На кадре номер семь влюблённые в тебя глаза напротив,
Волненье, страх — первый сексуальный опыт,
А на восьмом кадре она к тебе уже стоит спиной,
Точно так же смотря в глаза другому,
Да и ты уже совсем с другой.

Картинки цветные, перед глазами твоими
Как на экране пролетают меньше чем за секунду

Кадр девятый — куски кассет, на стенах плакаты,
Первый выпитый стакан вина, первая выкуренная сигарета,
Первый удар, который ты своему врагу нанёс,
На кадре номер десять твой смех при виде чужих слёз
Всякая ерунда которую в школе забирал Yo
Деньги которые в первый раз в своей жизни украл
Друзья, подруги с которыми время пролетает по-другому

Кадр номер одиннадцатый, ты всё реже бываешь дома
На кадре номер двенадцать ты ещё сам понять не можешь
Что держишь в своей руке
И задаёшь вопрос сам себе — да или нет
Ты выбрал нужный для себя ответ,
Всего несколько точек, твоя первая доза
Которой ты перечеркнул всё, что можно
И теперь уже наверное поздно
На кадре номер тринадцать почему-то очень тихо,
На нём человек который уже не верит ни во что,
Петля на потолке, по середине комнаты табуретка
Снятая трубка телефона, последняя выкуренная сигарета
Бумаги на столе клочок на котором только несколько строк
И глаза в которых больше нет страха,
Лишь только холодная пустота
И твой последний шаг в никуда
За которым будет только темнота

Картинки цветные, перед глазами твоими
Как на экране пролетают меньше чем за секунду

Картинка против слова? Слово против картинки?

Российские родители, как правило, покупают своим маленьким детям иллюстрированные книжки. Но довольно часто можно наблюдать такую картину: берет взрослый «возраста бабушки» книгу с прилавка, пролистывает ‒ и кладет на место. И даже не скрывает раздражения: «За что я должен платить? Здесь читать нечего!» Продавец пытается объяснить: потенциальный покупатель только что отказался от мирового бестселлера! И бестселлером эта книга стала именно благодаря иллюстрациям. Это жанр такой особый – «книжка-картинка», картинки в ней – самое главное. Их интересно рассматривать, они открывают простор для фантазии ребенка. А фантазировать – это очень полезно!

Но для бабушек и дедушек, а порой и для людей помоложе это не аргументы. Взрослый хочет не картинки с ребенком смотреть, он хочет ребенку ЧИТАТЬ. И согласно его представлениям книга – это специальный предмет для ЧТЕНИЯ. Поэтому в книге должны быть СЛОВА. Не одно-два слова на странице (как у Хироси Абэ), а много слов. СЛОВА – это что-то серьезное. Это то, что способно привести ребенка к успеху, например в школе. А когда книга состоит в основном из картинок, это, очевидно, что-то несерьезное. Дорогостоящая забава.

Мне кажется, к такому взгляду нужно отнестись внимательно: за ним стоит не только представление о чтении как важной составляющей воспитания, но и о том, что такое воспитание.

 

В нашей стране существует богатая традиция книжной иллюстрации. Правда, до середины двадцатого века книг в принципе издавалось не очень много: в стране еще была актуальна проблема ликвидации неграмотности. Учебники – вот что было главной задачей. Книги для чтения в школе, а не «книги вообще». Хотя книги, конечно, выпускались, и мастера книжного дела в 20‒30-е годы много экспериментировали с детской книгой. Но полиграфические возможности были очень ограниченными, как и возможности доставки книг по «бескрайней стране». Война и послевоенные годы – тут вообще было не до книг, тем более – не до красивых книг. Даже в начале пятидесятых иллюстрированных книг для детей было еще очень мало. Поэт Михаил Яснов рассказывал, что в детстве его любимой книгой была медицинская энциклопедия: в ней были цветные вкладки. И маленький Миша часами мог рассматривать «картинку» с изображением человеческого мозга и бесконечно этот цветной мозг обводить и срисовывать.

Иными словами, иллюстрированная книга – это довольно дорогостоящий «продукт», который может производиться лишь в относительно благополучные времена.

Расцвет детской иллюстрированной книги приходится на шестидесятые годы. Тут очень кстати пришлись и трофейные полиграфические машины. И окончательно оформилась теория иллюстрирования детской книги. Согласно этой теории, задача художника – создавать иллюстрации, сопровождающие текст и помогающие его пониманию. Текст первичен, а иллюстрация вторична, она является производной от текста. Конечно, иллюстратору позволительно «уточнять» текст с помощью деталей. Но при этом иллюстрация должна точно соответствовать тексту, не может противоречить ему. Главная задача иллюстрации – помогать начинающему читателю двигаться по книге, давать ему передышку от интеллектуального напряжения, связанного с «распознаванием текста», обеспечивать смену деятельности.

Такое понимание роли «картинок» было усвоено несколькими поколениями российских читателей.

 

А тут вдруг появляется нечто, что этим представлениям противоречит. Появляются книжки-картинки. Причем появляются ‒ где-то с середины нулевых ‒ в огромном количестве. С одной стороны, это начало «тучных лет». С другой стороны, книгоиздатели вдруг обнаружили за рубежом золотые горы «нечитанного» и «невиданного». Удивляться тут не приходится: 70 лет доступы к зарубежной детской книге были предельно ограничены, и представить себе, что «там», в книжном мире, происходило, было достаточно сложно. Понятно, что в России начался бум «переводной книги». Причем, как я уже говорила, львиную долю среди этих книг составили книжки-картинки. Те самые, где «читать совершенно нечего» и устройство которых в принципе противоречит усвоенным нами с детства представлениям о роли и месте книжной иллюстрации.

В книжке-картинке (современной книжке-картинке) нет иллюстраций как таковых – того, что «сопровождает» текст. Текст в книжке-картинке всегда лаконичный и по законам жанра не может доминировать над картинкой. Наоборот, текст очень часто является производной от изображения, играет служебную роль и является неотъемлемой графической составляющей картинки. Или же текст и картинка равноценны с точки зрения смысловой нагрузки, но так сплавлены друг с другом, что их невозможно разделить. То есть книжка-картинка говорит с читателем-зрителем на другом языке – по преимуществу, на языке графики. Или сразу на двух языках.

Поэтому в книжке-картинке могут происходить самые невероятные, невозможные с точки зрения советской теории иллюстрации вещи. Текст может говорить об одном, а картинки – совсем о другом, картинки могут даже противоречить тексту – интонационно и содержательно. Это не обязательно, это не закон. Но так бывает, и для книжки-картинки это нормально. Это задает сразу несколько точек зрения на описываемое событие: можно взглянуть на происходящее в книге так, а можно – так. То есть книжка-картинка, на самом деле, — вовсе не простое произведение. Оно создает пространство для существования, по крайней мере, двух «точек зрения» одновременно. Такая «полифония» точек зрения в одной книге как раз и возникает за счет зазоров, «рассогласований» между текстом и картинками. Несмотря на такую сложную оптику, ее способны воспринять даже старшие дошкольники, не говоря о подростках.

Конечно, нельзя сказать, что мы совсем ничего не знали о книжках-картинках. У нас был обожаемый детьми журнал «Веселые картинки» (а для взрослых – журнал «Крокодил»). Были книжки-картинки В. Сутеева и Н. Радлова (и «Приключения Пифа», созданные неким «неопознанным» художником). Но этого все-таки недостаточно, чтобы говорить о полноценном развитии жанра. Да и выбраться из дошкольной ниши книжкам-картинкам не удалось. (Исключения в виде книг датского карикатуриста Херлуфа Бидструпа и француза Жана Эффеля, которые были известны советским читателям, только подтверждают правило.)

И, мне кажется, важно понять, почему в нашей стране не развивался жанр книжки-картинки и почему родители (особенно, представители старшего поколения) в массе своей не считают книжку-картинку «серьезным» делом.

 

Родители (значительная часть) не считают серьезными любые детские занятия, связанные с воображением и фантазией. Я по собственному педагогическому опыту знаю: любая учебная деятельность, связанная с придумыванием (пусть дети что-то придумают, сочинят, пусть проявят себя в сочинительстве), всегда вызывает подозрение. И дело даже не в отсутствии результата (результат работы воображения может быть вполне реальным), а в неприятном ощущении взрослых, что они не могут контролировать сам процесс. Невозможно полностью контролировать ребенка, когда он придумывает – тем более, когда он фантазирует. Нам совершенно непонятно, что при этом происходит у него внутри. Точно так же невозможно понять, что думает и чувствует ребенок, когда он смотрит на картинку, – кроме того, что ему нравится это занятие. И это напрягает и вселяет тревогу.

Со словом совершенно другая ситуация. Слово имеет тенденцию вводить в заблуждение. Оно выдает себя за нечто плоско-материальное: мы же видим его. Видим, как оно выглядит на бумаге. Слышим, как оно звучит, нам известно его значение. Мы знаем, какие слова произнесли, какие слова прочитали ребенку. И какие слова прочитал ребенок. И мы думаем, что если ребенок эти слова прочитал или от нас услышал, то слова попадают в него как в некую «машину восприятия», напоминающую факс: как-то там «закатываются» в мозг, упаковываются и попадают «прямо в душу». В результате создается впечатление, что тот, кто слова произнес-прочитал (или написал) ребенку (другому человеку), получает возможность его душой управлять. (Поэтому сакрализация слова и контроль над словом, или цензура, – неотъемлемая черта любого тоталитарного государства.)

Но это заблуждение чистейшей воды: ребенок – не машина наподобие факса, и «повторять громко и четко то, что тебе сказали» вовсе не значит так думать и тем более чувствовать. Со словами у ребенка такие же сложные отношения, как и с визуальными образами. Но взрослые это, как правило, игнорируют.

В одном из методических сборников для библиотекарей я наткнулась на гневное выступление, автор которого пытался сокрушить тезис популярного французского писателя и педагога Даниэля Пеннака «Ребенок имеет право не читать!». Автор возмущался тем, что о таком праве вообще позволительно говорить. Провозглашая право ребенка на «нечтение», мы, так сказать, позволяем оружию просвещения выпасть из нашей руки. И это равнозначно культурному преступлению. Нет, мы «ДОЛЖНЫ ЗАСТАВИТЬ ребенка ПОЛЮБИТЬ книгу!».

На мой взгляд, формула «заставить полюбить» лишена всякого смысла. «Заставить» – это из области насильственных действий. А «полюбить» ‒ из области чувств. То есть речь идет о том, чтобы силой побудить ребенка испытывать чувство приязни. С точки зрения психологии, это выглядит как прямое провоцирование неадекватности, перверсивной привязанности вроде «стокгольмского синдрома». Наверное, можно, применяя насильственные методы, сделать ребенка читающим. В этом мире все возможно. Но я бы не рискнула в этом случае говорить о психическом здоровье такого читателя.

Даниэль Пеннак, детский писатель с мировым именем, человек с огромным опытом преподавания литературы в школе, конечно, был далек от мысли выбивать из чьих бы то ни было рук «оружие просвещения». Я думаю, он хотел сказать довольно простую вещь: если ребенок по каким-то причинам не хочет читать (а причины могут быть самые разные), не стоит его за это убивать. И самим убиваться не стоит. Возможно, есть другие пути выстраивать отношения с данным, конкретным ребенком. Вот и все.

За призывом «заставить любить», на самом деле, кроется вовсе не стремление «приобщить к культуре», а желание власти и контроля над ребенком, над его внутренним миром. Потому что трудно себе представить, что в ситуации «принуждения к чтению» ребенку будет дозволительно выбирать себе книгу, или отказаться от чтения конкретной книги, или прочитать и сказать, что книга ему не понравилась. А если все это нельзя, то зачем читать? В чем тогда личностный смысл этого занятия? В умении подчиняться? Это умение можно отрабатывать и другими способами.

Мне кажется, важно сформулировать: чтение есть предельно индивидуализированный вид общения, вид свободной интеллектуальной деятельности, которая выстраивается в соответствии с желаниями и возможностями читающего. Чтение должно служить именно развитию индивидуальности и обретению собственного места в культуре. Собственного места читателя – с которого лично тебе удобно и интересно общаться, думать и чувствовать.

 

Я хочу сразу оговориться: если я призываю иначе взглянуть на книжки-картинки, на их значение и возможности, это вовсе не означает, что я выступаю против того, чтобы ребенок читал текстовые книги. Как раз наоборот: я очень хочу, чтобы дети учились читать, но в широком смысле этого слова. Чтение (то, чему, по идее, мы должны научить) включает три составляющие: технику, умение понимать прочитанное и умение высказывать к прочитанному свое отношение. Чтобы чтение действительно стало умением, недостаточно этого желать. И недостаточно составить списки обязательных для прочтения книг. Недостаточно даже заставить ребенка все по списку прочесть. Нет никакой гарантии, что в этом случае главным переживанием для ребенка станет содержание книги, а не методы принуждения. Все-таки в том, чтобы научить ребенка читать, очень много от искусства, а не от технологии или методической жесткости.

И, возможно, именно книжка-картинка – с ее выразительными образами, короткими текстами и неодномерной художественной оптикой — хороший инструмент для решения этой задачи.

Ведь язык картинок действительно универсальный. Универсальный – не значит «простой». И не значит, что ему не надо учиться. Но встроиться в этот язык детям, видимо, легче.

Не случайно С. Аверинцев писал, что христианство завоевало себе статус мировой религии благодаря иконописи – когда позволило себе говорить с людьми языком живописи.

Что касается книжки-картинки, то она, прежде всего, книжка. И с ее помощью можно открыть перед ребенком сразу две двери – к текстовым книгам и к изобразительному искусству. И к пониманию того, что такое «культурная полифония».

Марина Аромштам

___________________________

P.S. В последние годы появлись интересные с точки зрения развития жанра книжки-картинки, созданные отечественными художниками.

Иллюстрации Евгения Антоненкова к сказке «Репка»

Иллюстрации Михаила Бычкова к рассказу Льва Толстого «Море»

           

         

Иллюстрации Леонида Шмелькова к книге Франка Павлоффа «Коричневое утро»

 

Сопоставить слова и картинки.Заранее спасибо!

Помогите очень надо!!

Choose the correct forms of the verbs. Write the sen­ tences. 1. You should (discuss, have discussed) the terms of the transactions as soon as possibl … e, if you are interested in buying the dishwashers of this company. 2. Why didn’t you buy that dress? You should (buy, have bought) it. It fitted you perfectly. 3. I don’t think these shoes are comfortable. You should (try on, have tried) another pair. 4. You should (call, have called) on Jim yesterday. He wanted to see you. 5. You should (introduce, have introduced) some changes into the model last year. 6. You should (reserve, have reserved) accommodation at the Beach Hotel in advance as the hotel is usually full, especially at summer time. 7. We should (take part, have taken part) in the exhibition. It was a good chance to advertise the new models. 8. I think you should (drive, have driven) through the centre of Lon­ don. You will be able to see some wonderful buildings. 9. You should (make, have made) an appointment with the director of the plant in advance. He is a very busy man.

Помогите пожалуйста ​

Задания простые СРОЧНО! Пожалуйста на завтра СРОЧНО!!!

Нужна ваша помощь пожалуйста ​

Не ….. me a letter two weeks ago. * 1 балл written wrote writed write The pupils ….. the text last lesson. * 1 балл copyt copied copy copyed We .. … … well last night. * 1 балл sleep sleeped slept slepted They ….. in the park yesterday. * 1 балл were are was did My parents ….. a new house. * 1 балл didn’t build didn’t built weren’t built weren’t build I . .. in the Zoo last Sunday. * 1 балл didn’t be weren’t be wasn’t wasn’t be Выберите правильный вариант вопроса * 1 балл Was he got up early yesterday? Did he geted up early yesterday? Did he get up early yesterday? Did he got up early yesterday? Выберите правильный вариант вопроса * 1 балл Their mother didn’t work at school last year, did she? Their mother didn’t work at school last year, didn’t she? Their mother didn’t worked at school last year, did she? Their mother didn’t work at school last year, did their? Выберите правильный вариант вопроса * 1 балл She had two lessons of English last week, didn’t she? She had two lessons of English last week, wasn’t she? She had two lessons of English last week, did she? She had two lessons of English last week, hadn’t she? Выберите правильный вариант вопроса * 1 балл When did you went to the cinema? When you went to the cinema? When was you went to the cinema? When was you go to the cinema? When were you went to the cinema? When did you go to the cinema? Выберите правильный вариант вопроса * 1 балл Did our hotel terrible? Did our hotel be terrible? Was our hotel terrible? Выберите правильный вариант вопроса * 1 балл Who spent much money last weekend? Who spend much money last weekend? Who was spent much money last weekend? Who did spend much money last weekend? Задайте все виды вопросов к предложению — Sam met a famous singer several days ago. * 4 балла Задайте все виды вопросов к предложению — They were at home all day yesterday. *

Помогите пожалуйста ​

Задания простые СРОЧНО! Пожалуйста на завтра СРОЧНО!!!

3. Вставьте артикль, где необходимо. 1. What do you do after … dinner? 2. We are going to … country today. 3. I usually go to … bed at 11 o’clock. 4 … . We have an omelet for … breakfast today. 5. My sister goes to … work by … bus. 6. I like to watch the stars at… night. 7. My Granny likes to sleep in … afternoon. 8. We often go to the beach in … summer. 9. I’m leaving on …Tuesday evening. 10. My brother is very busy at … moment. 11. When do you usually go to … work? 12. Where is your mother now? — She is at … work.

сделать по порядкуoutput, rigid, connectz piano, rescue, heart, victory, snap, judge, dirt, choice, that​

Тексты с картинками вместо слов для детей

В этом разделе вы найдете тексты с картинками вместо слов для детей по чтению, которые можно скачать во вложениях внизу страницы бесплатно и без использования файлообменников. Мы подготовили для ребят 4 коротеньких стихотворения, в которых некоторые слова текста заменены картинками. Во время чтения ребенок должен заменить картинки на слова, сохранив при этом смысл и рифму стихотворений. По желанию, когда малыш выполнит определенное задание, вы можете попросить его выучить стихотворение наизусть — это будет хорошей тренировкой памяти ребенка.

Тексты с картинками вместо слов для детей, которые учатся читать

Как правило, читать подобные тексты с картинками вместо слов в стихотворной форме детям намного легче, чем обычные, потому что рифма служит ребятам своего рода подсказкой. А именно: малыш догадывается логически, в каком числе (единственном или множественном) должно быть слово, какого склонения и так далее.

Обучая малыша чтению, родители должны помнить, насколько серьезно этот процесс отражается на развитии ребенка: ни для кого уже не секрет, что слабочитающие дети в большинстве случаев обречены на неуспеваемость. Ребятам с низкой техникой чтения трудно добиться интеллектуальных успехов в будущей жизни, тяжело вместить в себя огромный поток поступающей информации и многое другое. Поэтому очень важно не допускать ошибок при обучении малыша чтению, уделять особое внимание скорости его чтения, но самое главное, от чего зависит результат всех ваших стараний и усилий — заинтересовать ребенка в этом процессе!

Для развития хорошей техники чтения важна не длительность, а частота проводимых занятий, поэтому не стоит сразу загружать детей огромными текстами — такая большая нагрузка может вообще отбить у малыша желание читать. Ребенку достаточно регулярно по несколько раз в день прочитывать по небольшому абзацу, на которые он будет тратить от 5 до 10 минут, чтобы довести процесс обучения до автоматизма. Причем в этом случае, малыш с удовольствием будет приступать к чтению, с легкостью запоминая и пересказывая вам прочитанное. В этом вам очень помогут наши тексты с картинками вместо слов для детей дошкольного возраста и уже учащихся в школе.

Скачать тексты с картинками вместо слов для детей вы можете во вложениях внизу страницы

В данное время существует множество различных методик по обучению ребенка чтению, поэтому вы, учитывая индивидуальные особенности своего малыша, должны внимательно ознакомиться с самыми актуальными и популярными из них и решить, какая методика больше подойдет вашему ребенку, анализируя в процессе занятий, насколько она результативна. Используйте всевозможные развивающие пособия, желательно в картинках, забавные упражнения, чтобы занятия с малышом были больше похожи на игру. 

Текст №1. Стихотворение «Что случилось у котят?»

Второй текст: стихотворение «Нашли в саду мы ёжика»

Третий текст: стихотворение «Набор кубиков»

Четвертый текст: стихотворение «Смешной этикет»

Текст № 5. Стихотворение «Гусь и цыплёнок»

 

Также вы можете дополнить обучение чтению и другими материалами нашего сайта:

Русский алфавит для детей. Учим буквы по порядку

Здесь вы найдете русский алфавит для детей от «А» до «Я» в картинках с заданиями для каждой буквы. 

 

Составить слово из заданных букв — Задания в картинках

Если ваш ребенок уже выучил весь алфавит и проявляет интерес к чтению — не теряйте времени напрасно — скачайте наши необычные и увлекательные задания, в которых нужно составить слово из заданных букв.  

 

Найти слово по буквам — Задания в картинках для детей

В этом материале вы найдете 3 задания в картинках для скачивания, в каждом из которых нужно найти слово по буквам. Задания подойдут детям от 5 лет.

 

Чтение по слогам — Методика Зайцева

В этом разделе вы найдете чтение по слогам — методика Зайцева — в виде карточек в картинках для распечатки.

 

Единственное и множественное число имен существительных — задания в картинках

Здесь вы найдете задания для распечатки в картинках на единственное и множественное число существительных.

 

Прописи для детей — Задания в картинках для обучения письму

Здесь вы можете скачать, а затем распечатать увлекательные прописи для детей с заданиями и картинками.

 

Кроссворды для детей онлайн — От 6 до 14 лет

В этом разделе вы найдете увлекательные кроссворды для детей онлайн, которые могут разгадывать дети от 6 до 14 лет.

 

Кроссворды — Распечатать для детей в картинках

В этом разделе вы можете скачать занимательные кроссворды, распечатать для детей на цветном принтере и разгадывать сколько душе угодно.

Обзор фильма «

слов и картинок» (2014)

Мисс Дельсанто перевели из другой школы. Она известный успешный художник, что автоматически делает ее отчужденной и холодной. Она постоянно требует совершенства, не беспокоясь о том, как ее ученики могут этого достичь. Она, как и все кинохудожники, страдает художественно, но, по крайней мере, у нее есть веское оправдание в виде ревматоидного артрита, который лишил ее способности рисовать. Маркус немедленно вызывает у нее неприязнь, и освежение первоначального увольнения мисс Дельсанто уступает место старому устаревшему клише о том, что мы влюбляемся в неуклюжего пьяного болвана, которого мы должны любить по умолчанию.

Это идея Маркуса объявить «войну» художественному классу Дельсанто, потому что она предпочитает живопись литературе. Он нанимает свой класс английского языка, некоторые из которых также учатся в классе мисс Дельсанто, чтобы помочь ему в этой игре. Идея слов и картинок плохо реализована, и без этой дискуссии не могло бы быть никаких фильмов. Тем не менее, в фильме существуют длинные отрывки, и ни разу не на словах этот аспект сюжета.

Вместо этого ненужный сюжет о сексуальных домогательствах подростков проводит непреднамеренную параллель между тревожными домогательствами и отношениями между Маркусом и мисс Дельсанто.Звездный ученик Маркуса, Суинт (Адам ДиМарко) каждую минуту бодрствует, пытаясь завязать отношения со звездной ученицей мисс Дельсанто Эмили (Валери Тиан). Он делает это, безжалостно приставая к ней, называя ее именами «дим-сам» и другими азиатскими стереотипами. (Является ли то, что белый персонаж обращается к азиатам как к предметам китайского меню на вынос, является новой тенденцией в написании сценариев? ПРЕКРАТИТЕ ЭТО!) Когда в очень эффектной сцене Эмили кричит от разочарования, чтобы оставить ее в покое, Суинт прибегает к рисованию. грязное фото с ее изображением, которое он затем использует как инструмент киберзапугивания.

Это должен был быть балл, «набранный» за картинки? Слова Суинта так же эффективно создавали мучения. Я задавался вопросом, что я мог почерпнуть из этого, пока не увидел реакцию Маркуса в конце фильма. Когда отношения Маркуса с мисс Дельсантос разваливаются, как это должно быть в романтической комедии, он становится таким же назойливым и преследователем, как Суинт. Я сомневаюсь, что это было намерением создателей фильма, но так оно и было.

В этом фильме есть один элемент, который работает очень хорошо.Алкоголизм Маркуса сильно повлиял на его отношения с сыном. Их разговоры понравятся любому, кто когда-либо жил с алкоголиком. Выражение раздражения на лице сына Маркуса звучало правдоподобно — это были чувства, которые я хорошо знал. Но как бы хороши ни были эти несколько сцен, «Слова и картинки» не могут справиться с изменением тона. Как будто киномеханик двойного фильма «Дни вина и роз» и «Сэру, с любовью» случайно перепутал барабаны.

А как же дебаты, спросите вы? Вы будете часто спрашивать об этом во время «Слова и картинки.»Ответ не стоит ждать.

Нейрокорреляты эпизодического кодирования картинок и слов

Абстракция

Поразительной особенностью человеческой памяти является то, что картинки запоминаются лучше, чем слова. Мы исследовали нейронные корреляты памяти изображений и слов в контексте кодирования эпизодической памяти, чтобы определить специфические для материала различия в моделях активности мозга. Для этого мы использовали позитронно-эмиссионную томографию для картирования областей мозга, активных во время кодирования слов и изображений объектов.Кодирование осуществлялось с использованием трех различных стратегий для изучения возможных взаимодействий между спецификой материала и типами обработки. Кодирование изображений привело к большей активности двусторонней зрительной и медиальной височной коры по сравнению с кодированием слов, тогда как кодирование слов было связано с повышенной активностью в префронтальной и височно-теменной областях, связанной с функцией языка. Каждая стратегия кодирования характеризовалась особым паттерном активности, но эти паттерны были в основном одинаковыми для изображений и слов.Таким образом, улучшенная общая память для изображений может быть опосредована более эффективным и автоматическим задействованием областей, важных для зрительной памяти, включая медиальную височную кору, тогда как механизмы, лежащие в основе конкретных стратегий кодирования, похоже, действуют аналогичным образом с изображениями и словами.

Люди обладают замечательной способностью запоминать картинки. Несколько десятилетий назад было показано, что люди могут запоминать более 2000 изображений с точностью не менее 90% в тестах на распознавание в течение нескольких дней, даже при коротком времени представления во время обучения (1).Эта отличная память на картинки постоянно превосходит нашу способность запоминать слова (2, 3). Кроме того, различные манипуляции, влияющие на производительность памяти, по-разному влияют на изображения и слова. Одна из таких манипуляций — это уровни эффекта обработки, что является преимуществом для последующего извлечения более сложной или семантической обработки стимулов во время кодирования (4, 5). Этот эффект уровней больше для слов, чем для изображений, из-за превосходной памяти изображений даже после неглубокого или несемантического кодирования (6).Одна из теорий механизма, лежащего в основе превосходной памяти изображений, заключается в том, что картинки автоматически включают множественные представления и ассоциации с другими знаниями о мире, тем самым поощряя более сложное кодирование, чем это происходит со словами (2, 5, 7). Эта теория предполагает, что существуют качественные различия между способами обработки слов и изображений во время запоминания.

С эволюционной точки зрения способность запоминать различные аспекты визуального окружения должна быть жизненно важной для выживания, поэтому неудивительно, что память на изобразительный материал особенно хорошо развита.Однако механизмы мозга, лежащие в основе этого явления, до конца не изучены. Эксперименты по нейровизуализации с использованием вербальных или невербальных материалов в качестве стимулов показали, что существуют различия в областях мозга, участвующих в обработке этих двух видов стимулов. Например, предыдущие эксперименты по нейровизуализации показали медиальную временную активацию во время кодирования лиц и других невербальных визуальных стимулов (8–13), но не постоянно во время кодирования слов (14–16). Напротив, активация медиальных височных областей была обнаружена во время поиска слов (17, 18), но не всегда во время поиска невербального материала (10, 11, 19, 20).При сравнении запоминания слов и изображений не удалось найти никакой разницы между ними, но, поскольку требовалось вспомнить имя, соответствующее картинке, различия между этими двумя условиями могли быть уменьшены (21). Эти результаты предполагают различия между функциональной нейроанатомией памяти слов и картинок, но отсутствуют достаточные прямые сравнения. Мы исследовали нейронные корреляты памяти для изображений и слов в контексте кодирования памяти, чтобы определить, можно ли идентифицировать специфические для материала мозговые сети для памяти. Кроме того, кодирование выполнялось с использованием трех различных наборов инструкций, чтобы увидеть, является ли специфичность материала общим свойством памяти или зависит от того, как материал обрабатывается.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Двенадцать молодых правшей (шесть мужчин, шесть женщин, средний возраст ± стандартное отклонение = 23,0 ± 3,5 года) участвовали в эксперименте. Еще 12 субъектов участвовали в пилотном эксперименте, и их данные были включены в поведенческий анализ.В качестве стимулов в эксперименте использовались конкретные, часто встречающиеся слова или штриховые рисунки знакомых объектов (22). Все стимулы предъявлялись на мониторе компьютера черным цветом на белом фоне. Было три задачи кодирования как для слов, так и для изображений, требующих трех списков изображений и трех списков слов. Все списки были сопоставлены по частоте слов, длине слова, знакомству и сложности изображения, независимо от того, был ли список представлен в виде слов или изображений. Для двух условий кодирования испытуемых просили принять определенные решения относительно стимулов, но не просили их запоминать; поэтому память на предметы, представленные в этих условиях, была случайной.Одно случайное условие включало несемантическую или поверхностную обработку стимулов (размер изображения или регистр букв), а другое требовало семантической или глубокой обработки стимулов (живое / неживое решение). Эти два условия были выбраны, потому что предыдущая работа показала, что информация, которая была обработана во время глубокого кодирования, то есть с большей проработкой или связью ее через семантические ассоциации с другими знаниями, запоминается лучше, чем информация, обработанная поверхностным способом, т.е.г., чисто на основе восприятия (4, 5). Во время третьего условия, преднамеренного обучения, испытуемых проинструктировали запомнить картинки или слова и сказали, что они будут проверяться по этим предметам. После сканирования испытуемые выполнили две задачи на распознавание памяти, одну для стимулов, закодированных в виде слов, и одну для стимулов, закодированных в виде изображений. Эти задачи состояли из 10 целей из каждого из трех условий кодирования для слов или изображений и 30 отвлекающих факторов (то есть всего 60 элементов). Все стимулы в задачах распознавания были представлены в виде слов, независимо от того, были ли они изначально представлены в виде слов или изображений, чтобы предотвратить эффекты потолка для распознавания изображений.

Шесть сканирований позитронно-эмиссионной томографии с инъекциями 40 мКи H 2 15 O каждый и с интервалом 11 минут были выполнены всем испытуемым, когда они кодировали стимулы, описанные выше. Сканирование проводилось на томографе GEMS PC2048–15B, который имеет восстановленное разрешение 6,5 мм как в поперечной, так и в аксиальной плоскостях. Этот томограф позволяет снимать одновременно 15 плоскостей, разделенных расстоянием 6,5 мм (от центра к центру). Данные об излучении были скорректированы на ослабление посредством сканирования передачи, полученного на тех же уровнях, что и сканирование излучения. Движение головы во время сканирования было минимизировано за счет использования термопластической маски, которая была прикреплена к голове каждого субъекта и прикреплена к платформе сканера. Каждая задача начиналась за 20 секунд до введения изотопа и продолжалась в течение 1-минутного периода сканирования.

Для шести сканирований три списка были отнесены к трем условиям кодирования уравновешенным образом, и порядок условий также был уравновешен для разных субъектов. Во время всех сканирований испытуемые нажимали кнопку правым указательным или средним пальцем, чтобы указать свое решение о стимуле или, во время условия преднамеренного обучения, просто произвести двигательную реакцию.

Поведенческие данные были проанализированы с использованием ANOVA с повторными измерениями с типом стимула и условием кодирования в качестве повторных измерений. Сканирование позитронно-эмиссионной томографии регистрировалось с помощью воздуха (23), пространственно нормализовано (в системе координат атласа Талаира и Турну, ссылка 24) и сглажено (до 10 мм) с помощью spm95 (25). Отношения регионального мозгового кровотока (rCBF) к глобальному мозговому кровотоку (CBF) в рамках каждого сканирования для каждого субъекта были вычислены и проанализированы с использованием частичных наименьших квадратов (PLS) (26) для определения пространственно распределенных паттернов мозговой активности, связанных с различными условия задачи.PLS — это многомерный анализ, который работает на ковариации между вокселями мозга и планом эксперимента для определения нового набора переменных (так называемых скрытых переменных или LV), которые оптимально связывают два набора измерений. Мы использовали PLS для анализа ковариации значений вокселей мозга с кодированием ортонормированных контрастов для экспериментального дизайна. Результатом являются наборы взаимно независимых моделей пространственной активности, изображающие области мозга, которые в целом демонстрируют наиболее сильную связь с (т.е., ковариантны) с контрастами. Эти паттерны отображаются в виде отдельных изображений (рис. 1), которые показывают области мозга, которые зависят от контраста или контрастов, которые вносят вклад в каждый LV. Каждый воксель мозга имеет вес, известный как значимость, который пропорционален этим ковариациям, и умножение значения rCBF в каждом вокселе мозга для каждого субъекта на значимость для этого вокселя, а суммирование по всем вокселям дает оценку для каждого субъекта. данный LV. Значимость для каждого LV в целом определялась с помощью перестановочного теста (26, 27).В этом эксперименте были идентифицированы пять LV, все из которых были значимыми с помощью перестановочного теста ( P <0,001). Первые три LV идентифицировали области мозга, связанные с основными эффектами типа стимула и условия кодирования, а четвертый и пятый LV идентифицировали взаимодействия между типом стимула и условием кодирования. Поскольку характерные черты получаются за один аналитический шаг, коррекция множественных сравнений, как при одномерном анализе изображений, не требуется.

Рисунок 1

Вокселы, показанные в цвете, — это те, которые лучше всего характеризуют паттерны активности, идентифицированные LV 1–3 из анализа PLS (см. Материалы и методы ).На стандартном магнитно-резонансном изображении отображаются области от -28 мм до +48 мм относительно линии передняя комиссура-задняя комиссура (AC-PC) (с шагом 4 мм). Цифры, показанные слева, указывают уровень в мм

.

В дополнение к тесту перестановки, вторым и независимым шагом в анализе PLS является определение стабильности выступов для вокселей мозга, характеризующих каждый паттерн, идентифицированный LV. Для этого все значения были подвергнуты начальной оценке стандартных ошибок (28, 29).Эта оценка включает случайную повторную выборку субъектов с заменой и вычисление стандартной ошибки значимости после достаточного количества выборок начальной загрузки. Пиковые воксели с отношением заметности / SE ≥ 2,0 считались стабильными. Локальные максимумы для областей мозга со стабильными выступами на каждом LV были определены как воксель с отношением заметности / SE выше, чем у любого другого воксела в 2-сантиметровом кубе с центром в этом вокселе. Расположение этих максимумов указывается в области мозга, или извилины, и в области Бродмана (BA), как это определено в атласе Талаира и Турну.Выбранные локальные максимумы показаны в таблицах 2 и 3 с результатами соответствующих контрастов из SPM95 (т. Е. Основных эффектов и взаимодействий) в качестве сравнения. Одномерные тесты были выполнены на выбранных максимумах в качестве дополнения к анализу PLS, чтобы помочь в интерпретации эффектов взаимодействия, а не в качестве теста значимости. Логический компонент нашего анализа исходит из теста перестановки и надежности, оцениваемой с помощью оценок бутстрапа.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Картинки запоминались лучше, чем слова в целом (таблица 1), и как семантическая обработка, так и преднамеренное обучение привели к лучшему распознаванию, чем несемантическое кодирование.Кроме того, наблюдалось значительное взаимодействие типа стимула и стратегии кодирования с производительностью распознавания, вызванное большей разницей между памятью для изображений и слов во время несемантического состояния.

Таблица 1

Эффективность распознавания изображений и слов, оставляющих большую часть изображения в каждой строке относительно строки AC-PC. Правая часть изображения представляет собой правую часть мозга. ( A ) Области мозга с повышенным rCBF во время кодирования изображений показаны желтым и красным, а области с повышенной активностью во время кодирования слов показаны синим (LV1).( B ) Области мозга с повышенным rCBF во время семантического кодирования по сравнению с двумя другими состояниями (LV2) показаны красным. ( C ) Области мозга с повышенным rCBF во время преднамеренного обучения по сравнению с двумя другими состояниями (LV3) показаны красным. Выбранные максимумы из этих регионов показаны в Таблице 2.

Были идентифицированы три паттерна активности rCBF, преимущественно связанных с основными эффектами типа стимула и условий кодирования. Один паттерн отличал кодирование изображений от кодирования слов, один характеризовал семантическое кодирование от несемантической обработки и преднамеренного обучения, а третий отделял преднамеренное обучение от двух других условий. Была большая активация во время кодирования изображений, по сравнению со словами, в широко распространенной области двусторонней вентральной и дорсальной экстрастриарной коры и в двусторонней медиальной височной коре, особенно в вентральной части (рис. 1 A и таблица 2). В обоих этих регионах увеличение rCBF было более значительным в правом полушарии. В экстрастриальной коре rCBF увеличивалось во время кодирования изображения по сравнению с кодированием слов одинаково во всех трех условиях стратегии кодирования, тогда как в медиальной височной коре эта специфическая для стимула разница была больше во время несемантической обработки (рис.2 A и C ). С другой стороны, кодирование слов было связано с более высоким rCBF при всех состояниях в двусторонней префронтальной коре и передних частях средней височной коры (рис. 1 A и таблица 2). В отличие от увеличения rCBF во время кодирования изображения, увеличение префронтальной и височной коры во время кодирования слова было более значительным в левом полушарии. Повышенный rCBF также был обнаружен в левой теменной коре при кодировании слов.

Таблица 2

Отдельные области коры с различной активностью во время кодирования: основные эффекты

фигура 2

Отношение rCBF к CBF всего мозга в областях мозга, которые показали взаимодействие между типом стимула и условием кодирования. Средние височные области от LV1 ( A и C , координаты показаны в скобках) показали более высокий rCBF во время кодирования изображения по сравнению с кодированием слова ( P <0,001 для правого полушария и P <0.02 слева). Эти области также имели взаимодействия условие × стимул по одномерному тесту (оба P <0,05), что указывает на большую разницу между картинками и словами в несемантических условиях. B и D показывают медиальные височные области от LV4, которые показали взаимодействия стимула × кодирование, включая несемантические и преднамеренные условия обучения (одномерное взаимодействие для правого полушария P = 0,02; левого полушария P = 0.07). E и F показывают области из LV5 с взаимодействиями «стимул × кодирование», включающими несемантические и семантические условия (одномерное взаимодействие для левой моторной области, P = 0,01; взаимодействие для левой орбитофронтальной области, P = 0,006). Дополнительные области с взаимодействиями «стимул × кодирование» показаны в таблице 3. Несемантическое, несемантическое кодирование; сем, семантическое кодирование; учиться, преднамеренное обучение.

Области мозга с повышенной активностью во время условия семантического кодирования по сравнению с двумя другими состояниями находились в основном в левом полушарии.Эти области включали вентральную и дорсальную части медиальной префронтальной коры, а также область, которая включала как медиальную височную область, так и заднюю часть островка (рис. 1 B и таблица 2). Семантическое кодирование также привело к увеличению rCBF в двусторонней задней экстрастриатной коре головного мозга. Такая закономерность увеличения rCBF при семантическом кодировании была обнаружена как для изображений, так и для слов. Увеличение rCBF во время преднамеренного обучения по сравнению с обоими случайными условиями кодирования также наблюдалось в левой префронтальной коре, но в левой вентролатеральной префронтальной коре, в отличие от медиальной и передней областей, активируемых во время семантического кодирования (рис.1 C и таблица 2). Кроме того, повышенный rCBF был обнаружен в левой премоторной коре и хвостатом ядре, а также в двусторонней вентральной экстрастриарной коре во время преднамеренного обучения. Как и в случае с семантическим кодированием, паттерн rCBF, наблюдаемый в этих областях во время преднамеренного обучения, характеризует как изображения, так и слова.

Было несколько областей мозга, которые показали взаимодействие между типом стимула и условиями кодирования (таблица 3), особенно медиальные височные области.В дополнение к различию, уже отмеченному в этих областях во время несемантического кодирования, была еще одна область в правой медиальной височной коре, которая показала взаимодействие, включающее несемантические и преднамеренные условия обучения (идентифицированные на LV4). Это взаимодействие было вызвано устойчивой активностью в этой области в условиях кодирования изображения со снижением активности во время преднамеренного заучивания слов по сравнению с несемантическим условием (рис. 2 B ). Также была область в левой медиальной височной коре, которая показывала противоположное взаимодействие, заключающееся в большем увеличении активности во время заучивания слов по сравнению с несемантическим состоянием (рис.2 D ). Наконец, было взаимодействие в левой моторной коре (идентифицированное на LV5), вызванное увеличением активности в семантическом состоянии для изображений по сравнению с несемантическим состоянием с противоположным паттерном для слов (рис. 2 E ). Напротив, при семантическом кодировании в левой орбитофронтальной коре происходило усиление активности, но только для слов (рис. 2 F ).

Таблица 3

Отдельные области коры с различной активностью во время кодирования: взаимодействия

ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты этого эксперимента касаются трех вопросов нейробиологии памяти, первый из которых — почему картинки запоминаются лучше, чем слова.Поведенческие результаты показали общую разницу в точности распознавания изображений и слов, которая была наибольшей для тех элементов, которые были обработаны с помощью несемантического кодирования. Измерения активности мозга выявили области, которые показали общую картину различий между изображениями и словами, а также области, которые имели различия в основном во время несемантической обработки. Повышенный rCBF в условиях кодирования изображения был обнаружен в двусторонней экстрастриарной и вентральной медиальной височной коре.Экстрастриальная кора головного мозга активируется во время зрительного восприятия как вербального, так и невербального материала (30–33) и, возможно, была более активной во время кодирования изображения, потому что картинки, хотя и простые линейные рисунки, вероятно, были визуально более сложными, чем слова. Эта разница в визуальных характеристиках могла также повлиять на медиальную височную активность. С другой стороны, медиальная височная кора головного мозга давно известна из экспериментов с поражениями как важная для эпизодической памяти (34–38) и может быть особенно важна для кодирования новой информации (39).Большая активность медиальной височной коры во время кодирования изображений по сравнению со словами предполагает, что изображения более непосредственно или эффективно задействуют эти связанные с памятью области мозга, что приводит к более качественному запоминанию этих элементов. Этот эффект может быть отчасти связан с отличительностью или новизной, которая, как было показано, активирует медиальную височную кору (13), учитывая, что изображения, даже если они были знакомыми объектами, могли быть более новыми, чем знакомые слова. Кроме того, поскольку лучшая память для изображений и активация медиальной височной коры были более очевидны в условиях несемантического кодирования, включение сетей памяти изображениями может происходить автоматически и приводить к более прочным следам памяти (40).Следовательно, этот тип информации, по-видимому, лучше представлен и более доступен для механизмов поиска, независимо от предполагаемой задачи кодирования. Слова, с другой стороны, активируют области левого полушария, которые, как ранее было показано, участвуют в речевых задачах, включая левую лобную, височную и теменную области (30, 41, 42). Этот результат подразумевает, что кодирование слов в первую очередь задействует распределенную систему регионов, участвующих в лингвистической обработке, которая менее способна поддерживать последующее извлечение из эпизодической памяти.Также следует отметить, что в дополнение к любым преимуществам, предоставляемым изображениям во время первоначальной обработки, во время поиска, вероятно, также будет обнаружена специфичность материала. То есть, в реальных ситуациях, отчасти причина превосходной памяти изображения, вероятно, вызвана особенностями соответствия между внутренними представлениями изображения и самим изображением, когда оно повторно встречается и распознается.

Второй вопрос: приводят ли разные стратегии кодирования к участию разных областей мозга.Результаты тестов на распознавание показали, что память изображений и слов практически эквивалентна после семантической обработки или преднамеренного обучения. Однако паттерны мозговой активности во время этих двух состояний были совершенно разными, показывая различную активность в основном в префронтальной и экстрастриарной области коры. Предыдущие эксперименты по нейровизуализации показали активацию левой префронтальной области как во время семантической обработки, так и во время преднамеренного обучения, которая отличается от правой префронтальной активации во время восстановления памяти, что привело к развитию HERA или модели асимметрии полушарного кодирования / извлечения (43, 44).В нашем эксперименте семантическая обработка сопровождалась повышенной активностью в вентромедиальной и дорсомедиальной областях левой префронтальной коры, которые показали повышенную активность во время семантической или языковой обработки в других экспериментах (45–49). Преднамеренное обучение показало увеличение rCBF в различных частях левой префронтальной коры, прежде всего в вентролатеральных областях, которые ранее были активными во время преднамеренного обучения (15, 16) и эпизодического поиска (13, 50). Таким образом, хотя и семантическая обработка, и преднамеренное обучение, несомненно, включают в себя некоторую детальную обработку, которая преимущественно задействует левую префронтальную кору, наши результаты показывают, что существует диссоциация между частями левой префронтальной коры, которые участвуют в этих двух стратегиях.Экстрастриатная кора также проявляла различную активность при семантическом и намеренном кодировании. Семантическое кодирование активировало задние экстрастриальные области, аналогичные областям, активируемым во время беззвучного называния стимулов, подобных тем, которые используются здесь (51). Напротив, преднамеренное обучение активировало больше вентральных частей экстрастриарной коры, аналогично исследованию, в котором сообщалось об активации левой вентральной затылочно-височной коры во время преднамеренного обучения лиц (10). Таким образом, в настоящее время существуют сходные доказательства в поддержку дифференциальной реакции как префронтальной, так и экстрастриарной коры во время кодирования, в зависимости от конкретной стратегии кодирования, которая используется.Этот вывод вместе с данными о поведении показывает, что разные механизмы мозга, лежащие в основе разных стратегий кодирования, могут обеспечить одинаково эффективную поддержку обработки памяти.

Последний вопрос, решаемый в этом эксперименте, заключается в том, существует ли взаимодействие между типом кодируемого стимула и стратегией, используемой для кодирования, т.е. являются ли области мозга, активные в различных условиях кодирования, одинаковыми или разными для изображений и слов? Поведенческие результаты показывают четкое взаимодействие, поскольку наибольшие различия в производительности проявляются во время несемантической обработки.Паттерны мозговой активности демонстрируют что-то от этого взаимодействия, потому что есть вентральные медиальные височные области, где разница rCBF также наибольшая во время несемантического состояния (обсуждалось выше). Однако во время семантического кодирования и преднамеренного обучения многие области мозга демонстрируют аналогичное изменение активности, связанное с кодированием, для изображений и слов, что указывает на то, что в этих областях эти два механизма кодирования могут работать одинаково независимо от природы поступающих сообщений. стимул.Этот паттерн активности мозга отражается в результатах распознавания, которые аналогичны для изображений и слов во время семантического кодирования и преднамеренного обучения. Тем не менее, шаблоны не идентичны. Активность медиальной височной коры особенно чувствительна как к типу стимула, так и к условию кодирования. Правое полушарие показало устойчивую активность для изображений и более изменчивую активность для слов (в зависимости от условий кодирования), тогда как левое полушарие продемонстрировало повышенную активность с более глубокой обработкой слов и более изменчивым шаблоном для кодирования изображений.Эта асимметрия согласуется с описанием различных эффектов поражения правого и левого полушария в медиальной височной коре на невербальную и вербальную память соответственно (например, ссылки 52 и 53). Это также согласуется с активацией левых медиальных височных структур во время семантического кодирования слов (14, 54) или извлечением семантически закодированных слов (17) и активацией правой медиальной височной коры во время кодирования лиц (10). Кроме того, хотя левая медиальная префронтальная кора активна во время семантической обработки как изображений, так и слов, вентральная часть этой области в большей степени участвует во время кодирования слов.Этот вывод подтверждает другие исследования, в которых сообщалось об участии левой вентральной префронтальной коры в обработке речи (42) и вербальном поиске (50).

Наша способность запоминать картинки лучше, чем слова, особенно в ситуациях, которые не обеспечивают адекватной поддержки для последующего извлечения, таким образом, оказывается опосредованной медиальной височной и экстрастриальной корой, которые имеют сильные взаимосвязи друг с другом (55, 56). Неясно, какую именно пользу дает изображениям активация областей зрительной памяти.Вышеупомянутая теория предполагает, что изображения вызывают более сложное или ассоциативное кодирование, чем это происходит со словами. Если предположить, что этот процесс создания ассоциаций в определенном контексте осуществляется медиальной височной корой (57, 58), то наши результаты подтвердят эту гипотезу. Независимо от конкретного механизма, наши результаты показывают, какие области мозга могут иметь решающее значение для превосходной памяти изображений, и дают направление для будущих исследований в отношении того, какой аспект изображений необходим и достаточен для преимущественного задействования этих областей, связанных с памятью.

Благодарности

Мы благодарим сотрудников центра ПЭТ при Институте психиатрии Кларка за их техническую помощь в проведении этого эксперимента. Работа поддержана грантом Фонда психического здоровья Онтарио.

СОКРАЩЕНИЯ

rCBF,
регионарный церебральный кровоток;
CBF,
мозговой кровоток;
PLS,
частичных наименьших квадратов;
LV,
скрытая переменная
  • Поступила 15 августа 1997 г.
  • Принято 8 декабря 1997 г.
  • Авторское право © 1998, Национальная академия наук

Жюльет Бинош привносит собственное искусство в «Слова и картинки»

В новой романтической комедии «Слова и картинки» прокатывается офисное кресло становится инструментом для художественного творчества. Жюльетт Бинош, играющая учительницу рисования, у которой ревматоидный артрит влияет на ее способность рисовать, лежит на животе поперек стула, берет кисть и перекатывается с одной части холста на другой.Страсть и боль становятся частью каждого удара, поскольку г-жа Бинош одновременно играет и визуального художника.

Фильм, который выйдет 23 мая, рассказывает о соревновательных отношениях между учителем рисования и учителем английского языка (Клайв Оуэн) в подготовительной школе. Оба имеют твердое мнение о том, какое средство выражения имеет наибольшее значение. Картины героини г-жи Бинош, Дины Делсанто, на протяжении всего фильма можно увидеть в различных законченных и незаконченных формах. Но здесь нет арт-двойников. Все полотна госпожа Бинош создала сама.

Любовь к живописи пришла к ней рано, когда ее мать купила ей большую коллекцию книг по искусству в детстве. В детстве она брала уроки, и, хотя в конце концов она перешла к актерскому мастерству, изобразительное искусство осталось с ней. Эти навыки уже были замечены на экране: она создала свои собственные образы, играя уличную художницу в фильме Леоса Каракса 1991 года «Влюбленные на мосту». Но ее искусство составляет большую часть сюжета в «Словах и картинках», и большая часть его показана.

«Я не знал, насколько художницей была Джульетта», — сказал в телефонном интервью режиссер фильма Фред Шепизи.Только после того, как она показала ему примеры своих работ во время разговора по скайпу, он понял, что она может сама писать картины для фильма.

Дина занимается портретной живописью, но по мере ухудшения ее состояния изображения становятся все более абстрактными. Г-жа Бинош, также более опытная с портретами, должна была придумать, как сделать этот переход на холсте. Ее вдохновили смелые красочные мазки на картинах ее подруги Фабьен Вердье.

«Меня всегда восхищала ее живопись, поэтому я посоветовал ей инструменты и кисти, тяжелые и большие», — сказала г-жа Мисс.- сказал Бинош по телефону. И в фильме, и в студии г-жи Вердье эти кисти установлены на балках, свисающих с потолка. «Я подумал, что это интересная кисть для моей героини, потому что ей не обязательно держать ее в одиночестве».

Эта техника, наряду с использованием офисного стула, привела к новым способам работы как для г-жи Бинош, так и для г-на Шепизи.

«Когда мы с Фредом разговаривали в студии, вместо того, чтобы проходить интерпретацию роли, мы проходили интерпретацию картин», — сказала г-жа Мисс.- сказал Бинош.

До того, как начались сцены, на которых изображена Дина, мистер Шепизи сначала позволил мисс Бинош время и пространство проникнуть в настроение персонажа. Затем у него были две камеры, чтобы записать, как идет работа.

«Это был авантюрный, но отличный способ продвижения, потому что в нем есть реальность проб и ошибок, которые действительно происходят на экране, и их не нужно подделывать», — сказал г-н Шепизи.

Клайв Оуэн и Джульетт Бинош Стар в фильме «Слова и картинки»

Поскольку «Слова и картинки» — это комедия идей, выраженная в формате фильма Спенсер Трейси и Кэтрин Хепберн, у некоторых критиков возникло искушение увидеть фильм, который осмеливается быть демонстративно умным — это разносит его вдребезги.Что более или менее описывает критическую реакцию на фильм, когда он был показан в прошлом году на кинофестивале в Торонто.

В конце концов, разве мы, пишущие о фильмах, не более разборчивы, чем филистимляне, которые их снимают? Как смеют режиссер Фред Шепизи и сценарист Джеральд ДиПего изобрести заслуживающий доверия, стимулирующий диалог, действие которого происходит в яркой подготовительной школе на севере Новой Англии, где преподаватели с удовольствием играют в интеллектуальные игры разума? Что они знают? Все это так «обыватель», если использовать популярное критическое словечко, от которого пахнет снисхождением.

Это подводит нас к дуэлям ученых, Джеку Маркусу (Клайв Оуэн) и Дине Делсанто (Джульетт Бинош), которые преподают в вымышленной подготовительной школе Кройдена. Джек, болтливый, воинственный и алкоголик, поэт, потерявший творческое начало, находится на грани увольнения. Он является ярым поборником письменного слова и не боится выражать особую ненависть к сокращению грамотности в социальных сетях до твитов и текстовых сообщений. Его тирады остроумны и страстны, а приведенные им примеры литературных отрывков, изменивших мир, убедительно подтверждают его убежденность в том, что в эпоху мгновенного сообщения многое было потеряно.

Дина, новый преподаватель изобразительного искусства в школе, — художник и упертый косметолог, страдающая ревматоидным артритом. Их словесные перепалки, оживленные оттенком сексуального влечения, напоминают битвы между Норманом Мейлером и Жермен Грир в 1970-х, хотя проблемы в них разные. На протяжении всего фильма витает вопрос: «Будут они или нет?» Или еще лучше: «Когда они будут?»

«Слова и картинки» имеют множество недостатков, но выступления Mr.Оуэн и мисс Бинош обладают невероятной жизненной силой, и самые яркие моменты сценария вызывают те мысли, которые преданные учителя надеются вдохновить своих учеников. Какими бы глупыми ни были эти два учителя, вам повезет, если они будут у вас в классе.

Г-н Оуэн, изображающий поэта как саморазрушительного, сурового мачо, ведущего проигрышную битву с бутылкой, — один из наиболее убедительных портретов алкоголика, который можно встретить в недавнем фильме. Джек, который сделает все, чтобы не потерять свою работу, отказываясь подчиняться правилам, играет с самим собой, в которой вероятность фатальной ошибки возрастает, поскольку его общественное поведение становится все более беспорядочным.Чтобы выиграть время, он совершает позорный акт литературного воровства, который только усугубляет его ненависть к себе и его пьянство.

Г-жа Бинош, играющая женский персонаж, который старается не снисходить до своих учеников или коллег-преподавателей, идет по канату между отвратительным высокомерием и принципиальной негибкостью. Сценарий столь же внимателен к ее состоянию, симптомы которого колеблются, как к пьянству Джека, и вы восхищаетесь жесткостью, необходимой для выполнения физического труда по рисованию больших абстрактных полотен.Картины принадлежат г-же Бинош, и они впечатляют.

Окружает и едва поддерживает эти неотразимые выступления шаткую повествовательную структуру с частями, которые никогда не выходят за рамки формального конфликта. Один связан с напряженными отношениями Джека с его сыном студенческого возраста. Более сложный и запутанный сюжет рассказывает о жестоком преследовании азиатского студента искусств (Валери Тиан) со стороны грубого одноклассника, который ошибочно принимает свои расовые насмешки с флиртом.

Поединок Джека и Дины завершается дебатами, в которых аргументы, ощетинившиеся острым восприятием в более ранних сценах, перефразируются в более мягких тонах и теряют свою остроту.Прежде чем он превратится во что-то теплое, размытое и вялое, «Слова и картинки» выбрасывают идеи, над которыми стоит задуматься.

«Слова и картинки» имеют рейтинг PG-13 (родители строго предупреждены). Он включает в себя несколько обнаженных сцен, ненормативную лексику и сексуальные ситуации.

В картинках и словах Кэти Вуд Рэй. Обучение качествам

I. Исследование иллюстраций как основа сильного письма

1. Почему изучение иллюстраций имеет значение для развития молодых писателей

2.Повышение выносливости для письма путем поддержки детской работы иллюстраторов

3. Написание и иллюстрация как параллельные процессы создания

4. Обучение основному складу ума: чтение как писатель в контексте исследования иллюстраций

5. Изучение качеств хорошего письма с помощью методов иллюстрации

6. Практикум по письму: планирование и реализация единицы исследования в иллюстрациях

II. 50 техник иллюстрации и предлагаемые ими качества хорошего письма: предсказуемая основа

7.Идеи и содержание, в картинках и словах

ТЕХНИКА 1 Изготовление с дистанционной перспективой

ТЕХНИКА 2 Крафт с перспективой позиционирования

ТЕХНИКА 3 Создание фона

МЕТОД 4 Отображение двух сторон физического пространства

ТЕХНИКА 5 ​​Использование сцен для демонстрации различных действий

ТЕХНИКА 6 Использование сцен для захвата времени

ТЕХНИКА 7 Использование сцен для демонстрации движения в разных местах

МЕТОД 8 Использование сцен в виде списка

МЕТОДИКА 9 Показано, но не рассказано

ТЕХНИКА 10 Создание «предыстории»

ТЕХНИКА 11 Манипулирование точкой обзора для достижения эффекта

МЕТОДИКА 12 Взгляд глазами рассказчика

8.Точность и детализация в картинках и словах

ТЕХНИКА 13 Обработка деталей выражения и жестов

ТЕХНИКА 14 Создание физических деталей персонажей

ТЕХНИКА 15 Выявление персонажа с деталями фона

ТЕХНИКА 16 Ремесленные детали из мира природы

МЕТОДИКА 17 Отображение эффектов погоды на сцене

ТЕХНИКА 18 Изготовление деталей из мира людей

ТЕХНИКА 19 Использование аутентичных, специфичных для объекта деталей

ТЕХНИКА 20 Создание иллюзии движения с детализацией

ТЕХНИКА 21 Создание иллюзии звука с помощью деталей

ТЕХНИКА 22 Использование деталей как элемента неожиданности

9.Целостность текста в картинках и словах

ТЕХНИКА 23 Обеспечение единообразия статических деталей

МЕТОДИКА 24 Повторное появление, казалось бы, незначительных деталей

ТЕХНИКА 25 Создание смысла от одной идеи к следующей

ТЕХНИКА 26 Создание концовки, возвращающей ведущую роль

ТЕХНИКА 27 Мастерское повторение

ТЕХНИКА 28 Создание концовки, объединяющей несколько текстовых элементов

ТЕХНИКА 29 Движение вперед и назад по ландшафту

ТЕХНИКА 30 Использование деталей света, чтобы показать течение времени

ТЕХНИКА 31 Использование данных о погоде для отображения времени

10.Тон, в картинках и словах

ТЕХНИКА 32 Крафт тон с цветом

ТЕХНИКА 33 Изменение тона путем изменения цвета

ТЕХНИКА 34 Ремесленный тон с цветом фона

ТЕХНИКА 35 Ремесленный тон для размера

ТЕХНИКА 36 Тон создания с физическим пространством

ТЕХНИКА 37 Ремесленный тон с формой и текстурой

ТЕХНИКА 38 Подчеркивание или преувеличение черт для воздействия на тон

ТЕХНИКА 39 Использование причудливых деталей для осветления тона

11.Верстка и дизайн, в картинках и словах

ТЕХНИКА 40 Дизайн размещения слов и картинок

ТЕХНИКА 41 Использование раскладки слов для передачи смысла

ТЕХНИКА 42 Использование размера и цвета для передачи смысла

МЕТОДИКА 43 Создание печати для передачи смысла

ТЕХНИКА 44 Конструирование крышки

ТЕХНИКА 45 Создание конечных страниц для передачи смысла

ТЕХНИКА 46 Использование бордюров

ТЕХНИКА 47 Использование пространства вне изображения

ТЕХНИКА 48 Использование визуальных элементов в белом пространстве вокруг слов и изображений

ТЕХНИКА 49 Использование бумажных артефактов в качестве визуальных элементов

ТЕХНИКА 50 Использование графических элементов для отображения информации

Обзор «Слова и картинки»: Дуэль Клайва Оуэна и Джульетт Бинош в псевдо-интеллектуальной романтической комедии

Перо может быть сильнее меча, но если картина стоит тысячи слов, кто победит в дуэли? Эта диалектическая дилемма готовит почву для «Слова и картинки», романтической комедии, в которой эксцентричный учитель английского Клайва Оуэна противостоит художнице-инвалиду Джульетт Бинош в битве за сердца и умы своих учеников — и, конечно же, друг друга.Подобная борьба за сферы влияния между страстью и разумом, интеллектом и интимностью — давняя традиция режиссера Фреда Шепизи, который пахал подобную почву для создания искрометного эффекта в таких фильмах, как «Роксана» и «Шесть степеней разделения» (даже прикол Альберта Эйнштейна «IQ »). Но на этот раз и слова, и изображения на удивление вялые, во многом из-за грамотного, но безнадежно надуманного сценария Джеральда ДиПего и направления, которому не хватает обычной ловкости Шепизи. Пикап Торонто для придорожных аттракционов должен работать нормально с синими волосами артхауса.

Вообще говоря, персонажи Оуэна и Биноша здесь могли быть олицетворениями двустороннего холста Кандинского, который занимал центральную метафорическую позицию в «Шести градусах»: с одной стороны, формально строгий геометрический узор, с другой — абстракция свободной формы. Выглядя как последний член неряшливого, растрепанного братства ученых, в которое также входит персонаж Майкла Дугласа из «Мальчиков чудес» и Майкла Кейна из «Воспитания Риты», Оуэн играет Джека Маркуса, прославленного поэта, который не написал ни слова в лет, теперь смирился с преподаванием следующего поколения в элитной подготовительной школе Новой Англии Croyden.Затем идет Диана Деласанто (Бинош), фигуративный художник-абстракционист итальянского происхождения, которая погибла от ревматоидного артрита, последнего пополнения на факультете Кройдена.

В просторечии она известна как «Сосулька», — признается один из коллег Оуэна (Брюс Дэвисон). Диана подтверждает это мнение, представляясь своему классу, как «не из тех учителей, которых вы собираетесь навестить, когда вы». я уже взрослый, с коробкой конфет и визиткой. Ну, может и нет, но фирменные настроения — как в отношении поздравительных открыток, так и в отношении разнообразных телефильмов «Зал славы» — это именно то, над чем «Слова и картинки» редко поднимаются выше.

ДиПего, ветеран крупной студии писец (в чьи заслуги входит хит Джона Траволты «Феномен»), стремящийся сделать здесь что-то более серьезное, писал не столько персонажей, сколько замену серии полусырых псевдо-интеллектуальных идей . Итак, Оуэн читает лекции своему классу о способности слов образовывать оригинальные образы (цитируя Апдайка, Макьюэна и др.), В то время как Бинош говорит ей, что живопись может выражать чувства, которые не поддаются словам. В отличие от большинства фотографий этого типа, сами студенты остаются несколько ошеломленной, невнятной массой.Оуэн даже называет их «дроидами». Добавьте к этому досадные недуги обоих персонажей — ее RA, его писательский упор и склонность к бутылке — и у вас получится фильм, который собирает довольно вопиющие сборы в виде избыточного символического багажа. (Вдобавок у Оуэна даже живет проживающий отдельно сын студенческого возраста.)

Шепизи и его талантливый актерский состав делают все возможное с материалом, и есть некое мимолетное очарование в ухаживаниях Биноша и Оуэна, которые стремятся к Трейси-Хепберн, но в конечном итоге где-то ближе к Хэнкс-Райану.Однако многое можно сделать с фильмом, в котором Оуэн вынужден сидеть перед пустым экраном компьютера, ожидая, пока вызовут поэтические музы, в то время как Бинош ковыляет на трости, сражаясь с собственным телом, пока она намазывает краской. холст. (Картины, которые на самом деле написала сама актриса, вовсе не впечатляют.)

В кинематографическом плане фильм — это почти все разговоры и несколько запоминающихся образов. Несмотря на наличие давнего Schepisi d.p. Ян Бейкер, широкоформатный HD-объектив выглядит плоским, размытым, хотя ветеринарный художник-постановщик Патриция фон Бранденштейн отлично поработала, назначив обстановку подготовительной школы для картины (снято в Ванкувере, штат Мэн).

дополнительный экранный ридер

Подробнее о:
  • Тысяча слов,
  • Эми Бреннеман,
  • Большие слова,
  • Клайв Оуэн,
  • Кертис Берч,
  • Воспитание Риты,
  • Фестиваль музыки и изображений,
  • Гэри Оуэн,
  • Иконки Картинки,
  • Жюльетт Бинош,
  • Доцент кинокритиков Лос-Анджелеса.,
  • Ассоциация кинокритиков Лос-Анджелеса,
  • Фотографии материалов,
  • Майкл Оуэнс,
  • Фильм выглядит Hd,
  • Слова,
  • Ассоциация кинокритиков Торонто,
  • Международный кинофестиваль в Торонто,
  • Ветераны кино и телевидения,
  • Изображения напряжения,
  • Производство напряжения,
  • Еженедельно в Интернете,
  • Слова и картинки

Связывание изображений со словами

Уровни классов: Детский сад, 1-й класс, 2-й класс, 3-й класс, 4-й класс, 5-й класс

Цели IEP: (1.) Учитывая картинку и короткий отрывок для чтения, СТУДЕНТ будет читать, чтобы выбрать ответ с несколькими вариантами ответов на четыре вопроса «WH», относящиеся к отрывку, с точностью 80%, в 4 из 5 возможных вариантов, по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(2.) Учитывая отображение до 4 ключевых деталей, которые упоминаются или описываются в коротком отрывке для чтения, СТУДЕНТ выберет ответ с несколькими вариантами ответов на четыре вопроса «WH», чтобы продемонстрировать понимание с точностью 80% в 4 из 4 5 возможностей, ПО МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(3.) Учитывая картинку и короткий отрывок для чтения, СТУДЕНТ будет использовать заранее обученные стратегии чтения (перечитать / выделить ключевые детали), чтобы ответить на четыре вопроса «WH» с точностью 80% в 4 из 5 возможных вариантов, по МЕСЯЦУ ГОД.

(1.) Учитывая картинку и короткое предложение, содержащее нарицательное существительное и часто встречающиеся слова уровня класса, СТУДЕНТ будет читать, чтобы выбрать ответ с множественным выбором на ОДИН вопрос «WH», связанный с предложением, с точностью 80%. в 4 из 5 возможностей по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(2.) Учитывая картинку и короткое предложение об уровне класса, СТУДЕНТ будет описывать, что происходит на картинке, используя по крайней мере одну деталь, с точностью 80%, в 4 из 5 возможных вариантов, по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(3.) Учитывая картинку и короткое предложение об уровне оценки, СТУДЕНТ будет описывать личный опыт или событие, устно или в письменном / нарисованном ответе с точностью 80%, в 4 из 5 возможностей, по МЕСЯЦУ, ГОД.

(1.) Учитывая короткое предложение, содержащее одно существительное и одно цветное слово, а также до 10 картинок, СТУДЕНТ раскрасит объект, упомянутый в предложении, соответствующим цветом с точностью 80% в 4 из 5 возможных вариантов. , по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(2.) Учитывая короткий отрывок для чтения (один абзац), который включает цветные слова, СТУДЕНТ проиллюстрирует содержание отрывка соответствующими цветами с точностью 80% в 4 из 5 возможных вариантов, по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(3.) Учитывая короткий отрывок для чтения, который содержит цветные слова, СТУДЕНТ будет выделять или отмечать каждое цветное слово с точностью 80% в 4 из 5 возможных вариантов по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(1.) Учитывая две картинки и до четырех предложений текста, СТУДЕНТ определит, что является «одинаковым» или «не одинаковым» (другим), чтобы обеспечить сравнение с точностью 80% в 4 из 5 возможностей, по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(2.) Учитывая две картинки, на которых показаны детали, которые также представлены в тексте от 2 до 4 предложений, СТУДЕНТ ответит на один вопрос: «Что такое же?» или «Что отличается?» с точностью 80%, в 4 из 5 возможных вариантов, по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(3.) Имея две картинки и до трех предложений, УЧАЩИЙСЯ будет независимо раскрашивать картинку, читать текст и отвечать на один вопрос, чтобы выполнить задание в отведенное время с точностью 80% за 4 варианта. из 5 возможностей, ПО МЕСЯЦУ, ГОДУ.

(1.) При наличии ежемесячного календаря и четко обозначенного события или праздника, а также отрывка НЕИСПРАВНОСТЬ, СТУДЕНТ ответит на четыре? WH? вопросы, связанные с событием (дата, день недели, значение и т. д.), с точностью 80%, в 4 из 5 возможностей, по МЕСЯЦУ, ГОДУ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *